Генеральный директор «КРОК Поволжье» Станислав Архипов: «Отличие регионов от столицы заключается в масштабах поставленных задач и в количестве денег»

ЦКТ «МАЙ» – один из первых нижегородских ИТ-игроков, в настоящее время занимает лидирующие позиции на местном ИТ-рынке. В 2007 году как результат многолетнего эффективного сотрудничества ЦКТ «МАЙ» и федерального интегратора«КРОК Инкорпорейтед» в Нижнем Новгороде создана компания «КРОК Поволжье». Об особенностях нижегородского ИТ-рынка и месте ЦКТ «МАЙ» и «КРОК Поволжье» на нем рассказывает генеральный директор «КРОК Поволжье» Станислав Архипов.

 Станислав, расскажите, пожалуйста, с чего начинался бизнес компании «МАЙ», что тогда представлял собой нижегородский ИТ-рынок?

 - С самого начала появления коммерческих компаний в стране в Нижнем Новгороде были фирмы, которые торговали компьютерами и периферией. До нас строились небольшие сети, устанавливались сервера, развивалась малая автоматизация. Но «МАЙ», безусловно, стоит у истоков ИТ в корпоративном секторе. Мы, возможно, первая нижегородская ИТ-компания, задача которой была – автоматизировать крупную структуру «от и до», и именно благодаря этому проекту варианта пойти по другому пути у нас не было.

«МАЙ» появился в 1996 году на базе отдела автоматизации компании «ЛУКОЙЛ – Нижний Новгород». Большинство тех специалистов, которые в дальнейшем стали акционерами ЦКТ «МАЙ», работали в этом отделе. Когда ЛУКОЙЛ начал экспансию в Нижний Новгород, понадобились специалисты для создания ИТ-инфраструктуры в местном отделении. Было принято передовое на тот момент решение вывести ИТ-отдел за штат, создать отдельное юрлицо. Так была организована фирма «МАЙ», куда «ЛУКОЙЛ – НН» вошел с 75 % акций, остальные 25 % акций были у сотрудников. От нас требовалось обеспечить быстрорастущий бизнес всеми необходимыми ИТ-инструментами.

Начали мы со строительства офиса «ЛУКОЙЛ – НН» на улице Маслякова, в дальнейшем автоматизировали остальные местные структуры холдинга. В здании на Маслякова построили одну из первых СКС SYSTIMAX. Эта слаботочная система позволила очень гибко использовать пространство здания. Она была рассчитана на 300 рабочих мест, и изначально заказчику не было понятно, зачем такие масштабы, ведь в здание собирались въехать всего 50 человек. Но очень скоро в этих же помещениях разместилось Нижегородское территориальное управление, две организации работали бок о бок, все имели доступ в локальную сеть, к телефонии (телефонная система по тем временам была тоже небывало мощной). При этом в построенной нами СКС никаких доработок не потребовалось.

«ЛУКОЙЛ – Нижний Новгород», как это сейчас принято говорить, был нашим якорным клиентом – он позволял нам быть уверенным в завтрашнем дне и заниматься развитием, но не финансировал наши зарплаты и дотаций нам от холдинга не поступало. «ЛУКОЙЛ – Нижний Новгород» ставил перед нами задачи, и наше коммерческое предложение должно было быть лучше сторонних. «МАЙ» был полностью на самоокупаемости, а поскольку мы реально были одни из первых на рынке, заказчиков и интересных проектов было много.

 Какие еще ИТ-компании во второй половине 1990-х работали в Нижнем Новгороде?

 - Вспоминаются «Русские счетные машины» – их сейчас нет, но путем каких-то трансформаций от них произошла фирма «ЛИС». Компании «Арника», «Вист», «Алтекс», «Ника-ком», «Р-Стайл Волга», «Интек», «Восток-НН» в том или ином виде, может быть, и сохранились, но с большинством из них мы давно не пересекаемся. Боюсь кого-то обидеть, но получается, что именно мы оказались наиболее «упертыми». В нашей отрасли, как и в целом в стране, было несколько поворотных точек, в первую очередь в кризисные годы, которые многие компании не пережили.

 Что помогло выжить ЦКТ «МАЙ» во время кризиса 1998 года?

 - Только вера людей в руководство компании. Закрылся Инкомбанк, второй по надежности после Сбербанка, в котором у нас были счета, остановилось финансирование по всем заказчикам. На последние деньги мы купили арбуз, принесли его в офис, где собрались около 30 наших сотрудников, и объявили, что арбуз – это все, что у нас есть, сейчас мы его съедим, а дальше каждый волен решать, уходить или оставаться. С тех пор у нас в компании негласно запрещено появление арбуза.

В результате ни один человек не ушел. Мы собирали крохи, чтобы выдать специалистам зарплату и они смогли бы отправить детей 1 сентября в школу. И теперь можно сказать, что на наше развитие тот год оказал самое большое влияние. Как говорится, все, что нас не убивает, делает нас сильнее. Экономические кризисы усиливали позиции тех, кто принимал правильные решения, и отсеивали с рынка тех, кто ошибался.

Дальше мы получили заказ – на подряде у московского интегратора построили в разгар кризиса офисное здание крупного банка. Проект стартовал осенью 1998 года.

 Каким был посткризисный рынок системной интеграции в Нижнем Новгороде?

 - На нем остались мы, два-три нижегородских интегратора и «москвичи». Существовало и существует какое-то количество местных компаний, которые выступают как интеграторы, имеют портфель заказов, но у нас изначально разные категории заказчиков, мы работаем с крупным и средним бизнесом, и в нашем сегменте мы этих небольших игроков практически не встречали.

После кризиса также начались трансформации внутри «ЛУКОЙЛ – Нижний Новгород». Нам разрешили выкупить акции «МАЙ», и мы стали полноправными собственниками компании.

 Расскажите, пожалуйста, об истории взаимодействия «МАЙ» и «КРОК». Почему было решено открыть филиал столичного интегратора на базе ЦКТ «МАЙ», как разделились компетенции в компаниях?

 - «КРОК Поволжье» на самом деле не является филиалом «КРОК Инкорпорейтед». У нас исторически сложились хорошие отношения с руководством «КРОК». Это позволяло смотреть, куда они идут, пропитываться их идеями и философией бизнеса, которые всегда были нам близки. Конечно, копировать «КРОК» мы не могли – у нас разные рынки с разными возможностями. К тому же столичному интегратору было выгодно размещать некоторые заказы у нас. Тем более что изначально мы могли предложить технологии, которыми не владели наши конкуренты. Еще до кризиса мы вместе вели крупные проекты – например, строительство ИТ-инфраструктуры Борского стекольного завода.

Надо сказать, что многие московские интеграторы, даже конкурирующие с «КРОК», тоже иногда пользуются нашими услугами. Так что дружба с «КРОК» в этом плане не накладывала на «МАЙ» ограничений.

Акционеры у ЦКТ «МАЙ» и «КРОК Поволжье» одни и те же. Кадровый состав различается, хотя некоторые сотрудники работают в обеих компаниях. «МАЙ» сейчас – это в большей степени производственная компания, с уклоном в инженерные системы. У «КРОК Поволжье» уклон в ИТ.

 С какими компаниями ЦКТ «МАЙ» и «КРОК Поволжье» приходится конкурировать сегодня?

 - Из тех, с кем мы сталкиваемся на тендерах, с нижегородскими корнями, кроме нас, только один интегратор. У местных игроков свои собственные компетенции и персонал, это полноценные структуры. Столичные представительства, чаще всего, это региональные отделы продаж либо отделы продаж, совмещенные с поддержкой клиентов. С одной стороны, те проекты, судьба которых решается в Москве, для нас недоступны. С другой стороны, сейчас все больше проектов уходит в регионы, и здесь нам с ними конкурировать легко. Компетенция специалистов, качество подготовки, экспертиза во всех областях, которыми мы занимаемся, – ничуть не уступают московским интеграторам. Причем аппетиты у нас существенно ниже, и мы ближе к заказчику.

У нас много крупных проектов в регионах – видимо, за пределами Нижнего Новгорода есть вакуум экспертизы нашего уровня, иначе мы так легко туда бы не заходили. Отмечу, что мы далеки от метаний и, прежде чем куда-то выходить, оцениваем ситуацию на местном рынке. Хотя и не все наши действия в регионах основаны на предварительном анализе.

 В каком направлении намерены развиваться компании «МАЙ» и «КРОК Поволжье» в ближайшее время?

 - Количественно и качественно наш бизнес перерос те управленческие методы, согласно которым строился. Наш штат более 100 человек. Компания вышла из того состояния, когда было достаточно подразделений, обслуживающих клиентов. Теперь требуются подразделения, которые будут обслуживать саму компанию. Есть механизмы, которыми «вручную» управлять тяжело, нужны «фундаментальные» инструменты, которые будут выполнять функции автопилота. Нужны новые методы и механизмы управления, сотрудники нужной квалификации. Сейчас мы находимся в состоянии качественного перехода на новый этап ведения бизнеса, и надеюсь, этот переход совершится успешно.

 Вы более 15 лет наблюдаете за развитием нижегородского ИТ-рынка. Какие технологические прорывы наблюдались на нем за это время?

 - Как правило, вспышка чего-то яркого – выброс какой-то маркетинговой информации – не является продолжительной. Например, когда-то модным было слово «аутсорсинг», все пытались в него играть, но отдавать многие сервисы в коммерческую обработку нам не позволяют ни законодательство, ни менталитет. Культура аутсорсинга в Нижнем Новгороде пока так и не сложилась. Крупные корпорации и монополии создали своих аутсорсеров. Со временем, возможно, эта ситуация изменится.

Гораздо лучше прижился аутстаффинг. Мы тоже сдаем в аренду персонал различным заказчикам. Другой вид аутстаффинга в нашем случае заключается в том, что в штат одной из наших компаний в Нижнем Новгороде входит группа разработчиков московского «КРОК». Надо сказать, с программистами нужного уровня очень сложно. Из 20 – 30 человек, которых еще нужно найти, «КРОК» подходит лишь один. С точки зрения человеческих ресурсов мы, вероятно, создаем определенную конкуренцию компаниям Intel и MERA.

После 2008 года компании озадачились строительством собственных ЦОДов. Объем и важность данных, которые обрабатываются информационными системами, становятся для бизнеса настолько важными, что потеря их была бы коллапсом. «МАЙ» строил ЦОДы для МТС, «Телеки», «Волжского подводника». О коммерческих ЦОДах сейчас тоже много разговоров, но надо понимать, что стоимость такого ЦОДа очень велика, а как коммерческий продукт он может быть успешен лишь при наполнении и предоставлении определенных сервисов, чего на открытом рынке в регионе достигнуть сложно. На мой взгляд, в регионах потребность в коммерческих ЦОДах есть, но она недостаточна для открытия региональных площадок. В прошлом году к нам обращались несколько клиентов за советом, куда разместить оборудование. Мы поискали и нашли – в Самаре и Москве. В Нижнем Новгороде эта ниша свободна по причине недостаточной востребованности.

Сейчас многие внедряют у себя решения по виртуализации, что и обосновано: это интересная и перспективная технология. Все идет в сторону масштабирования, увеличения скорости, мощности, пропускной способности. Облака и виртуализация действительно в определенной степени революционные технологии, но, может оказаться, что облачные сервисы не будут широко востребованы в российских регионах. Для того чтобы применить определенные технологии, нужно, чтобы масштаб задачи превысил некую критичную массу. То есть гвоздь должен стать таким, что его не забьешь даже большим молотком и нужен уже пресс, другая технология. В Нижнем Новгороде масштабы существенно меньше столичных, и это нормально.

 Чем, прежде всего, нижегородский ИТ-рынок отличается от московского, нижегородские клиенты от столичных?

 - Отличие регионов и столицы заключается, как я уже сказал, в масштабах поставленных задач и в количестве денег. При этом я не считаю ИТ-рынок в Нижнем Новгороде унылым, напротив, он весьма динамичен и ничем не уступает рынкам других крупных приволжских городов. Периодически можно наблюдать повышение активности то одних, то других регионов в сфере ИТ. Но это явление, как правило, связано с каким-либо событием федерального значения. Где есть федеральная заинтересованность и инвестиции – там есть соответствующие ИТ-задачи и возможность интеграторам приложить свои силы. Чудес здесь не происходит.

Одним словом, разрыв между столицей и регионами велик, регионы Москву вряд ли догонят. Хотя рано или поздно в регионах появляется потребность в тех технологиях, которые в Москве давно применяются. Что касается Нижнего Новгорода, то больших федеральных средств, связанных с общероссийскими проектами, в нем пока нет.

Наши местные ИТ-менеджеры очень любят новое, внимательны к тому, что предлагается, хорошо образованны. Может быть, некоторые недостаточно сведущи в вопросах управления, организации бизнес-процессов, применения ИТ для нужд бизнеса. Но непосредственно в сфере ИТ эти люди не менее профессиональны, чем москвичи. Они с удовольствием посещают наши семинары, тестируют новые технологии, а то, что, образно говоря, не каждый тест-драйв заканчивается покупкой автомобиля, – это естественно.

 Какие события в сфере ИТ в Нижнем Новгороде сейчас наиболее интересны и перспективны?

 - Нижний Новгород стал одним из 11 городов, в которых пройдет чемпионат мира по футболу 2018 года. Думаю, что в связи с этим в ближайшее время будут стоять задачи, связанные с развитием ИТ-инфраструктуры города. Кроме Нижнего Новгорода в ПФО матчи чемпионата будут проходить в Казани, Самаре, Саранске, что скажется на развитии ИТ-инфраструктуры и этих городах, так как подготовка к чемпионату будет заключаться не только в строительстве стадионов, хотя и это не мало.


Подробности

Архипов Станислав Вадимович

Родился в 1971 году в Саранске. В 1994 году окончил радиофизический факультет Нижегородского государственного университета им. Лобачевского. Свою карьеру начал на нижегородском заводе «НИТЕЛ», работая инженером-конструктором после окончания университета, а в 1996 году пришел в ИТ-бизнес. Благодаря интеллектуальным и личностным качествам быстро добился успехов. В 2007 году получил второе высшее финансовое образование в Нижегородском государственном университете им. Лобачевского и возглавил «КРОК Поволжье». Под его руководством компания динамично развивается и является признанным лидером рынка системной интеграции Нижегородского региона. По данным профессиональных рейтингов, Станислав Архипов входит в число самых влиятельных региональных бизнесменов. Занимает первое место в секторе «Самые влиятельные персоны IT-рынка» согласно рейтингу «Золотая сотня регионального бизнеса» (журнал «Деловой Квартал Нижний Новгород»).

Центр компьютерных технологий «МАЙ»

ЦКТ «МАЙ» начал свою деятельность 25 мая 1996 года и является одной из компаний, стоявших у истоков ИТ-рынка Поволжья. За 16 лет ЦКТ «МАЙ» прошел путь развития от небольшой компании до крупного системного интегратора региона, оказывающего полный комплекс услуг по созданию корпоративных информационных систем и их сопровождению на всем протяжении жизненного цикла. Основные направления деятельности ЦКТ «МАЙ» – создание ИТ-инфраструктур, инженерные системы, системы телекоммуникаций, системы автоматизации, бизнес-системы. ЦКТ «МАЙ» выполнял проекты для предприятий финансового, нефтегазового секторов, энергетики, телекоммуникаций, промышленности, государственных организаций Приволжского федерального округа. В числе клиентов – «Горьковский автомобильный завод», «Газпром Трансгаз Нижний Новгород», «Мобильные ТелеСистемы», «МегаФон», «Волго-Вятский банк Сбербанка России», «Верхневолжские магистральные нефтепроводы», «Нижегородское казначейство», «Фольксваген», «Кнауф». В числе вендоров компании – Microsoft, IBM, Oracle, WMware, HP, Avaya, Cisco, EMC, Dell, MOXA, Oracle, AMP, Systimax и др. В ЦКТ «МАЙ» работает более 100 сотрудников.

«КРОК Поволжье»

Компания «КРОК Поволжье» была создана в середине 2007 года в городе Нижний Новгород и представляет собой самостоятельное бизнес-подразделение. «КРОК Поволжье» предлагает решения «КРОК» в области автоматизации бизнес-процессов, вычислительных и телекоммуникационных систем, систем хранения данных, информационной безопасности и «интеллектуальных зданий» в Поволжье. Сегодня в компании более 50 человек. Специалисты регионального партнера имеют сертификаты таких производителей, как HewlettPackard, EMC, Vmware, Microsoft, Cisco, APC, Avaya и др. Направления деятельности «КРОК Поволжье» – создание систем обработки и хранения данных, построение телекоммуникационной инфраструктуры, систем видеоконференцсвязи, оптоволоконных сетей, автоматизированных инженерных систем зданий, систем электроснабжения, сервис и комплексная техническая поддержка информационных систем, ИТ-аутсорсинг, поставки оборудования. Заказчиками компании «КРОК Поволжье» являются «НИАЭП», Газпромбанк, «МТС», «МегаФон», компания «Мера», Заволжский моторный завод, Горьковский автомобильный завод, «Сибур-нефтехим», Борский стекольный завод.

Рубрики: Интеграция, Маркетинг, Кадры

Ключевые слова: системная интеграция, системный интегратор, КРОК